Квадратная крышка к круглой коробке

Европейский интерьер
Японская культураМногое так и остается непонятым и чуждым европейскому сознанию в культуре этой страны, и поэтому, когда говорят о японском стиле, то имеют в виду скорее отдельные, особо пришедшиеся по душе заимствования. Конечно, можно с удовольствием пить чай за низеньким столом, но далеко не многие способны вытерпеть традиционное многочасовое сидение на корточках, предпочитая все же нежиться среди диванных подушек. Хотя медики и подтверждают, что восточный вариант гораздо полезнее для здоровья.
В современных мегаполисах традиции японского формирования пространства особо полюбились не в последнюю очередь оттого, что они наиболее близки минимализму. Когда повседневная жизнь перегружена деталями, начинаешь особенно ценить их отсутствие в собственном интерьере. Трепетное отношение Востока к природе роднит японский стиль с еще одним не менее актуальным сегодня направлением – «эко»: мебель и отделка в обоих случаях выполняется исключительно из натуральных материалов, при выборе тканей отдается предпочтение хлопку и шелку.

Японский интерьер
Японская культураЕсли говорить об общем подходе при создании интерьера в японском стиле, то его можно обозначить как поиск большого посредством малого. Даже в крохотном камне кроется бесконечно многое! Поэтому форма, цвет и декор предмета, выполненного в этом стиле, должны всегда иметь смысл. Однако современный темп жизни вносит свои коррективы в философию созерцания. Европейцу попросту некогда бывает наслаждаться пустотой и покоем, тогда как для восточного человека нет состояния прекраснее. на Западе баланс в интерьере достигается путем добавления элемента, в то время как на Востоке с этой целью убирают лишнее. В японском интерьере ограничатся одним цветком, тем самым лишь подчеркнув его индивидуальность и красоту, в то время как житель Старого света предпочтет богатый букет. И такое положение вещей вполне закономерно, ведь «позаимствованные» у Востока приемы лишь легли поверх многовековой европейской культуры. Поэтому же даже в самом приближенном к японскому интерьере традиционная узорчатая циновка («татами») с хлопковым матрацем поверх нее («футон»; по утрам его сворачивают и убирают во встроенный шкафчик-нишу) заменяется привычной нам кроватью на ножках.
Что уж говорить о деревянной подставке под голову на ночь! Европейцу сон на такой «подушке» показался бы пыткой, и не оправдала бы подобные жертвы даже пламенная любовь к Востоку.

Пространство и свет
Японская культураВ японском доме ниши («шигай-дана») выполняли функцию встроенных шкафов. Собственно, в этом плане мало что изменилось. Одна из ниш с приподнятым полом («токо-нома») обязательно оставлялась пустующей, но в европейском интерьере это правило не соблюдается. Традиционную для японцев обивку стен светлыми породами древесины европейские дизайнеры заменили покраской и обоями.
Классическое японское помещение освещалось через наружные стены-перегородки из полупрозрачной белой бумаги («сёдзи»). Внутренние раздвижные рамы, оклеенные картоном, носят название «фусума». Современным аналогом этих элементов служит разнообразная имитация – «японские панели», бамбуковые жалюзи и матовое стекло. Все эти перегородки делили дом на мобильные функциональные зоны.
Особое внимание японцами во все времена уделялось освещению, способному «проявить» предмет или «скрыть» его. Предпочтение и по сей день отдается светильникам простых форм с тканевыми абажурами на деревянных каркасах.
Интерьеры в японском стиле принято украшать маленькими шкафчиками и шкатулками, инкрустированными позолоченной бронзой, соломенными и бамбуковыми ковриками, куклами в кимоно, веерами и фарфоровыми вазами. Обязательные атрибуты – иероглифы и миниатюрное дерево – «бонсай».
При выборе цветовой гаммы отдают предпочтение светлым «земляным» тонам: белому, бежевому, молочному или кремовому, темнокоричневому, оливковому и цвету красного молотого перца.

Из-за ширмы

Японская культураФормы и пропорции традиционной для японцев мебели попросту непривычны и чужды европейцу. В итоге, при меблировке сегодня мало кто ограничивается только низким столиком «хабузай», предпочитая дополнить интерьер привычной высокой столешницей. Благодаря влиянию Востока, европейцам также полюбились массивные сундуки с хаотично расположенными выдвижными ящичками и металлическими узорными накладками. но, не смотря ни на что, основной принцип восточного интерьера, рассчитанного на восприятия с позиции «сидя», все также чужд человеку Запада, воспринимающему мир «стоя» или еще лучше – «лежа».
С этим новшеством согласны мириться далеко не многие европейцы, предпочитая по старинке выстраивать мебель у стен, в то время как для японца местом отдыха остается центр комнаты. Пожалуй, единственный элемент классического японского интерьера, который вошел в европейский быт практически без изменений, – это ширма. Да и то только потому, что аналогичная конструкция была уже давно известна и привычна Старому свету. Особо ценилась и ценится японская мебель благодаря ее специальному лаковому покрытию (изготовлялся из сгущенного древесного сока – «уруси»). Техника эта трудоемкая, порой на основу наносилось до двухсот слоев, каждый из которых предварительно высушивался. нередко такой процесс занимал годы, а порой – даже десятилетия. Зато впоследствии предмету не страшны были никакие воздействия – ни кипяток, ни щелочь, ни кислоты, ни огонь. Изделия из черного и красного лака в этой технике были известны еще задолго до японского Средневековья.
Очень красиво смотрится рисунок, нанесенный путем распыления золотого или серебряного порошка поверх еще не высохшего лака. не менее впечатляюще выглядит и изображение, созданное в технике высокого рисунка: в этом случае мастер смешивал лак с размельченной угольной пудрой или глиной, получая в результате едва заметный рельеф. Со временем стали применять дополнительно еще и инкрустацию миниатюрными кусочками золотой и серебряной фольги, перламутром.

Не бывает прямых путей
Японская культураСовременная Япония существенно отличается от сложившихся у европейцев представлений о ней. В ХХ веке архитектура и дизайн перестали быть замкнутыми в канонах многовековых традиций, самые известные японские мастера прошли через европейские и американские школы. Гибкое восточное мышление, жадное до технологических новинок, внедряет и комбинирует старое с новым, привычное с чуждым национальному восприятию.
но при всем при этом любой японец, даже переехав в Европу и прожив на ее территории большую часть своей долгой жизни, все равно будет оставаться, в первую очередь, носителем традиций, продолжая обозревать универсум с позиций национального мышления. А так как сама Япония и по сей день для остального мира все так же загадочна и малопонятна, то и ее представители с таким же ни на что не похожим взглядом на окружающую их действительность вызывают удивление и восхищение. И если Запад берет у Востока новые для себя приемы и техники, создавая вещь «в стиле», ища лишь источник вдохновения, приноравливая к своему образу мышления, то японцы пытаются понять чуждую им культуру изнутри. Европейцы делают «как японцы», японцы творят «как японцы» обогатившиеся на почве другой культуры. В этом – существенная разница между двумя мировыми цивилизациями. Среди самых ярких представителей японского «европеизма» можно назвать Кензо Такада. Ему же принадлежат слова, только подтверждающие вышесказанное: «В Париже каждый камень, каждое облако, каждый прохожий помогают мне в творчестве. Хотя в душе я остался японцем».

Феномен кензо такада
Японская культураКензо как никто другой умеет сочетать дальневосточные влияния с парижским шиком, экстраординарно комбинируя в своих коллекциях одежды контрастные рисунки и расцветки, смешивая их в невероятных сочетаниях. Он совершил революцию еще в 70-е годы прошлого века, соединив кимоно с западной одеждой, а затем первым превратил свои показы в грандиозное шоу. «Экзотика – это я сам», – написал однажды Кензо. но для мастера это не просто красивая фраза: он живет, следуя этому правилу.
Оставаясь японцем, Такада формулирует «номадизм» – философское движение, утверждающее абсолют природы и простых радостей жизни. И после долгих лет скитаний создает, наконец, свой собственный дом в центре Парижа.
В 1987 году Кензо Такада приобретает большой участок земли неподалеку от площади Бастилии и перепланирует старое фабричное здание в большой четырехэтажный дом, облицованный деревом, в окружении двух садов и озера. При этом всем Кензо даже в мелочах следует национальному самосознанию: и ландшафтный дизайнер, и повар в его доме – японцы. В одном из садов по традиции помещается даже домик для чайной церемонии. В то время как интерьер с полом, устланным татами, воплощает принцип «ваби» – естественности и простоты.
И только эклектичность внутреннего наполнения отражает личность хозяина, впитавшую традиции восточной и западной культур. Особенно характерно в этом плане обустройство столовой, где обеденный китайский стол окружен стульями в стиле французского ампира.
В декабре прошлого года Кензо принял окончательное решение расстаться с домом, оценив свое «детище» в € 12 млн. Японцам свойственна камерность жилища, и для Кензо парижский четырехэтажный особняк слишком велик. (Читайте о разных стилях и способах декора стен).

Японский универсализм
Японская культураСобственно говоря, на примере Такада мы видим все характерные особенности тандема Восток-Запад: упорство в своих стремлениях, постоянный поиск на пути самосовершенствования, непрерывная цепь формулировок вопросов, с последующими их решениями, поразительная универсальность и, конечно же, верность традициям.
Еще в 1988 году дизайнер выпустил свой первый парфюм. После перерыва, длившегося с 1999 года по 2006-й, Кензо вновь возвращается в высокую моду, но с тех пор больше не ограничивается дизайном одежды. По возвращении он создает коллекцию Lumieres d’Asie для французской марки хрусталя Baccarat. И, как и прежде, изделия моделируются им по принципу контраста Восток-Запад. Вазы Quatre Saisons отражают тему смены времен года, которая является одним из самых частых мотивов в японском прикладном искусстве. Четыре сезона Кензо символически воплотил в хрустале в виде цветущей сакуры, колосьев спелой пшеницы, схваченных первыми заморозками ветвей деревьев и заснеженных горных вершин.
Сегодня «самый французский из японских дизайнеров» решил покорить очередную вершину. Кензо Такада всерьез занялся разработкой принадлежащей ему марки Yume, а это значит, что Европу в скором времени ожидают новые открытия в области дизайна предметов интерьера. Ведь у Кензо еще все впереди.

Автор: Людмила Молодан
Источник: Перепланировка квартирч


Услуги:

топ
Цементно-песчанная стяжка Goodmaster
топ
Покраска стен Goodmaster
топ
Выравнивание потолка Goodmaster
топ
Грунтование Goodmaster
 

Вы не зарегистрированные на сайте. Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь пожалуйста.

Похожие статьи